Проекты на 2021 год

Грант «Медиаассоциации Казахстана», реализованный в 2020-2021 году

  1. Контекст

Реализация гранта усложнилась продолжающимися противоэпидемиологическими мерами, принятыми в стране в связи с распространением коронавирусной инфекции (невозможность беспрепятственно перемещаться по стране, проводить встречи с журналистами и госслужащими). Кроме того, проект реализуется в сотрудничестве с министерством информации и общественного развития. В связи с этим, мы были зависимы от их возможностей. Так например, дата начала реализации гранта была передвинута на более поздний срок в связи с подготовкой, а потом проведением выборов депутатов в нижнюю палату парламента. Но после ослабления карантинных мер, и завершения выборного процесса нашей организации удалось начать успешную реализацию проекта.

  • Деятельность, мероприятия и результаты

Несмотря на то, что даты проведения вебинаров все время передвигались на более поздний срок, представители ОФ «Лига судебных журналистов» (Татьяна Ковалева, Анастасия Соболева, Татьяна Ильященко) совершали поездки в регионы (когда ездить туда было разрешено: в связи с пандемией многоие регионы были закрыты для деловых и туристических поездок), чиновники и журналисты, которые в последующем будут участвовать в тренинге «Работа пресс-служб во время кризиса» (Караганда, Уральск, Петропавловск)

Караганда

Была проведена встреча с тремя журналистами региональных и республиканских изданий. Помимо раздачи сигнальных жилетов, мы обсудили проблемы, актуальные для журналистов их регионов. Вот что рассказали нам журналисты:

  1. Спикеры не приходят на телеканалы/обещают – не приходят/ просто игнорируют
  2. Акимы перед выступлениями на брифингах простят отправлять им вопросы заранее
  3. Отсутствие доступа в маслихаты и как следствие проведение голосований по вопросам развития региона «в черную»
  4. Маслихаты не публикуют даты заседаний, темы, проекты законодательных/подзаконных и так далее актов, которые обсуждаются на пленарных заседаниях (так что даже если журналистам удается попасть на заседание, они не понимают по каким вопросам идет голосование).
  5. Зачастую первые руководители госорганов не говорят напрямую с журналистами и своими собственными пресс-службами (нынешний аким области Женис Касымбек исключение)
  6. Отсутствие законодательной базы регламентирующей работы блогеров (из-за них наказывают журналистов. Хотят разграничений между блогерами и журналистами).
  7. Низкий уровень журналистики/образования.

Предложения.

  1. Провести региональный тренинг на базе местного телеканала для журналистов региона.

Концепция:

Команда профессионалов (6-8) человек едет в регион на 7 дней. В течение дня ездит с журналистами на мероприятия, и непосредственно в работе дает рекомендации. То есть проводит обучение на практике. Причем каждый из тренеров специалист в определенной области (судебные репортажи, работа с открытыми данными, открытыми бюджетами региона, Big Data, «паркет», репортажи с мест событий). В выходные тренеры проводят тренинги уже для всех журналистов региона по своим направлениям, учим пользоваться современными технологиями и данными. 

Были проведены встречи с сотрудниками областного суда Карагандинской области . А также с пресс-секретарем акима Карагандинской области Мариной Шаповаловой.

Уральск

В Уральске на встречу с представителями ОФ «ЛСЖК» пришло 10 журналистов из различных изданий. Здесь мы также раздали жилеты и обсудили проблемные вопросы. Вот проблемы озвученные журналистами этого региона:

  1. Суды используют фразу «проблемы со связью», чтобы оправдать нежелание подключать журналистов к онлайн заседаниям. По мнению журналистов, — если у судов проблемы со связью только для СМИ, то пусть суды сделают отдельный зал для СМИ, чтобы возможность участвовать в суде у журналистов все-таки была.
  2. Специальный межрайонный суд по уголовным делам – закрыт для журналистов. Пресс-служба, во главе с руководителем отдела информационного обеспечения Администратора судов по ЗКО Нургуль Канатбаевой игнорирует запросы СМИ различного характера.
  3. По делам, где нет стороны обратившейся к журналистам госорганы не дают ни пресс-релизов, ни комментариев.
  4.  Прокуратура окончательно закрылась от журналистов. Сообщают, что их уровень закрытости теперь сравнялся с КНБ РК. В итоге прокуроры не только не пускают журналистов в свой офис и не комментируют дела, они не дают разъяснений даже по своей деятельности.
  5. По новым правилам все пресс-релизы МВД согласовывает с прокуратурой. В итоге пресс-релизы не информативны совсем.
  6. Раньше прокуратура проводила офлайн брифинги с журналистами. Теперь этого нет. Хотели бы вернуть.
  7. Возникает вопрос, почему прокуратура закрывает информацию даже о том, какое наказание запросило обвинение в отношении обвиняемых.
  8. Общественные слушания в городе проходят в закрытом режиме. Активных граждан на них не пускают (только госслужащих), анонсов о предстоящих слушаниях не дают. В целом общественные слушания проводятся крайне редко.
  9. У коллег много вопросов относительно экологии в регионе .
  10. Полная закрытость маслихатов. Считают, что им пора вести онлайн трансляции по примеру с мажилисом и сенатом.
  11. На сайте акимата нет архива документов. Так что журналисты не имеют возможности анализировать и исследовать изменения. Также на сайте нет актуальных новостей по город и области.
  12. Онлайн брифинги в связи с пандемией очень удобны политика, но сильно мешают работе журналистов. Офлайн работа дает совершенно другой эффект
  13. Региональная служба центральных коммуникаций не дает возможности журналистам в Уральске задавать вопросы онлайн. Они отправляют вопросы заранее, которые озвучивает модератор. Эффект не тот. У СМИ нет возможности уточнить, перезадать вопрос или просто его поменять.

Встретиться с госорганами в этом регионе не получилось. Они обещали (МВД, акимат, суд), но у всех на протяжении 4-х дней возникали какие-то неотложные дела. Думаю, отчасти мы виноваты сами. Нужно было начинать договариваться за месяц, дней 20. Все регионы разные.

Петропавловск

Была проведена встреча с журналистами Петропавловска. На встрече мы раздали жилеты и обсудили проблемные вопросы региона:

  1. Журналистам сложно попасть к акиму области
  2. Нарекания по работе пресс-службы акимата города – дают мало информации, редко общаются со СМИ
  3. Закрытость управления внутренней политики акимата города: никто не знает, чем занимается управление. Для журналистов это закрытое государство.
  4. Журналиста хотели бы больше общаться с акимами и их заместителями лично, брать интервью, задавать вопросы напрямую. Особенно во время кризисов. Журналисты считают, что официальные лица не выходят с ними на диалог.
  5. Хотят больше писать о социальных проблемах области, помогать решать эти проблемы. Но все упирается в закрытость акиматов и их управлений.
  6. Нарекания в адрес работы региональной службы коммуникаций: журналистам не дают задавать вопросы онлайн, уточнять полученную информацию, собирают вопросы заранее.

Жилеты для других журналистов региона, мы оставили у Ульяны Ашимовой. Она будет раздавать их обратившимся коллегам. Хотя как отметили представители СМИ, в их регионе митингов не бывает. Но согласились, что сигнальные наборы пригодятся им для работы во время чрезвычайных происшествий. Так например, они ожидают, что весной 2021 года у них будут наводнения.

Мы также встретились с представителями государственных органов региона. Стоит отметить, что в этом городе все чиновники были рады познакомиться лично, пообщаться, обсудить проблемы журналистов.

Представители госорганов в свою очередь, в основном, хвалили журналистов. Немного сетуя на низкий уровень квалификации в определенных отраслях, отсутствие узкой направленности по темам среди журналистов, любовь к использованию материалов из социальных сетей.

Помимо этого, было отмечено, что в стране должна появиться школа для пресс-секретарей. Потому-что никто не знает точно как быть хорошим пресс-секретарем, какой у него функционал и задачи. В итоге начальники часто пользуются этими «белыми пятнами» в работе пресс-служб и нагружают их несвойственной им, лишней работой.

Шымкент

Была проведена встреча с журналистами Шымкента. Кроме того, была проведена встреча с директором телеканала «Отырар» Айгерим Джуманкуловой. Она высказала пожелание обучить своих журналистов правилам написания судебного репортажа и взаимодействовать с ОФ «Лига судебных журналистов Казахстана».

На встречах мы раздали жилеты и обсудили проблемные вопросы региона:

  1. Высокопоставленные чиновники не воспринимают в серьез критику региональных СМИ, не идут на контакт, не дают комментарии.
  2. Есть проблема участия телевизионных журналистов в судебных заседаниях.
  3. Хотят получать анонсы от суда о резонансных и интересных делах
  4. Закрытость прокуратуры. По большому счету никто не знает, чем конкретно они занимаются
  5. Проблема с комментариями от департамента полиции Шымкента: ссылаются на 201 ст. УПК и закрывают информацию.

Стоит отметить, уровень журналистской активности в городе. В Шымкенте довольно хорошо налажено взаимодействие между городскими властями и СМИ. На откровенное игнорирование журналистских запросов никто не жаловался. Наоборот, журналисты утверждают, что местные чиновники прислушиваются к мнению журналистов и народа, реагируют на жалобы. Сами журналисты хотят обучаться и готовы применять полученные знания в деле.

Ранее этот регион, как правило, не был задействован в наших активностях. После личного знакомства с представителями СМИ, у нас появилось большое желание взаимодействовать и помогать журналистам и дальше профессионально выполнять свою деятельность. 

Туркестан

Когда мы готовили поездку в Шымкент, поняли, что не можем обделить Туркестан. В связи с этим, мы не успели встретиться со всеми чиновниками, зато охват журналистов стал более объемным. Обсудить проблемные вопросы – не получилось.

Оказалось (и мы не удивлены), что в Туркестане о нашей организации ничего не знают. Поэтому наше желание раздать им бесплатно сигнальные жилеты, было воспринято с подозрением. Жумабенов практически уговорил их взять у нас жилеты, они пришли, но говорить с нами — отказались. Судя по комментариям, они восприняли нас как неких интервентов, которые хотят купить их лояльность и выведать все тайны за жилеты. Из этого сделала вывод – уровень доверия к новым организациям в регионе очень низкий. Кроме того, на русском языке в этом регионе говорит около 30% населения.

А вот в департаменте полиции Туркестанской области о нашей организации знают, и были рады нас видеть. Мы продуктивную беседу с пресс-секретарем ДП области Салтанат Каракозовой. Мы обсудили ситуацию в Шымкенте, когда полицейские побили двух журналистов во время пожара, помешав их профессиональной деятельности; ст.201 УПК – она в своей работе не руководствуется этим ограничением, и предоставляет журналистам информацию; ее готовность выступить спикером по работе со СМИ для других своих коллег, в случае необходимости (ей есть чем поделиться).

Встретиться с другими представителями местной власти у нас не получилось. Наша поездка совпала с приездом в город премьер-министра республики Аскара Мамина: возможность передвижения по городу была сведена к минимуму, все чиновники заняты обеспечением безопасности Мамина.

Усть-Каменногорск

Неожиданно для нас поездка в Усть-Каменногорск стала самой продуктивно, в части взаимодействия с журналистами.

Проблемные вопросы для журналистов:

  1. Все пресс-службы города закрыты для СМИ
  2. Пресс-секретари «острые» и неудобные вопросы по работе ведомств пресс-секретари принимают на свой счет
  3. Все ответы СМИ получают от госорганов только через официальные запросы
  4. Самые большие нарекания журналистов к работе пресс-службе санитарного врача города
  5. Информация о расходовании бюджета города, работе городских служб и так далее скрывается (при этом они отметили что информацию по области получить можно)
  6. Нет казахоязычных спикеров
  7. Сайт маслихата не обновляется, информации о заседаниях комиссий нет, документов о законопроектах нет, оповещения о предстоящих заседаниях маслихата — нет. Но попасть в маслихат можно.

Журналисты также похвалили работу пресс-службы ЧС. По их словам, это единственная работающая пресс-служба.

Восточный Казахстан, также как и Туркестанская область – никогда не был вовлечен в активности нашего фонда. После этого поездки, мы поняли, что в Усть-Каменогорсе есть с кем работать. А самое главное, здесь работаю журналисты желающие обучаться и расширять свои компетенции.

Вебинары «работа пресс служб во время кризиса»

ОФ «ЛСЖК» совместно с МИОР РК и Internews-Казахстана провели серию вебинаров на тему «работа пресс служб во время кризиса» (со 2-го по 4-е марта и 9,10,11 марта).

Условно мы разделили их на 2 части: установочные тренинги (основа которую должны знать все пресс-секретари), которые проходили 3 дня и практические занятия (для журналистов и пресс-секретарей 7 городов Казахстана). Практические занятия, в рамках которых, у участников была возможность поменяться местами в своей профессиональной деятельности, проходили для каждого города (Алматы, Астана, Усть-каменногорск, Караганда, Уральск, Шымкент) отдельно на протяжении 2-х часов.

В рамках установочных тренингов, директор департамента государственной политики в области СМИ Министерства информации и общественного развития РК Бекзат Рахимов рассказал о нововведениях в закон «О доступе к информации», а также несколько раз отметил, что пресс-службам нужно избегать формализма в отношениях с журналистами.

В первый день перед участниками выступили Бекзат Рахимов и председатель совета Ассоциации индустрии коммуникаций из Литвы Артурас Ионкус. Их темы: «изменения в законодательстве Казахстана, которые влияют на работу пресс-секретарей» и «кризис-менеджмент и коммуникации».

— 14% кризисов являются неожиданными. Известно 86% потенциальных кризисов. 78% кризисов произошло из-за недостаточного менеджмента. Чтобы предотвратить последствия кризисов, необходимо взаимодействие со стейкхолдерами, — говорил Артурас Ионкус

— Нам бы хотелось, что бы ответы на устные запросы журналистов стали нормальной практикой. Отклонение от практики, это письменные запросы, по долгой процедуре, то, как у нас есть сейчас. Как мне кажется, мы вносили поправки в закон «О СМИ», когда речь шла о разделении всех запросов в рамках официальных сообщений. И предположительно, что если официальные сообщения по закону «О СМИ» могут распространяться в устной форме и письменной, то соответственно и комментарии и запросы от журналистов тоже возможны в устной форме. Это простые комментарии, ответы на вопросы, которые журналисты каждый день задают многим своим источником информации. Не видим ничего здесь плохого, — сказала в ходе этого тренинга медиа-юрист Internews-Казахстан Ольга Диденко

Бекзат Рахимов поддержал юриста и обратился к своим коллегам из других госорганов и призвал их избегать формализма в отношениях с журналистами.

— Надо смотреть по ситуации – какие-то запросы действительно бывают большие. Если журналист высылает 10 вопросов. Это физически невозможно запомнить. Это необходимо формализовать. А если это касается просто уточнения того, что вы буквально вчера рассылали информационное сообщение (а это значит, что сообщение уже является официальным сообщением), и у журналиста появляются какие-то уточняющие вопросы, на которые требуется срочно получить ответ, чтобы они смогли использовать это в новостных лентах, (нужно давать им комментарии – от авт.). Давайте работать вместе, а не ставить палки в колеса. В конце концов, это вы, в этом, в первую очередь, заинтересованы, чтобы информация предоставлялась как можно больше, правдиво и достоверно, — сказал чиновник.

Он также отметил, что госорганам не следует игнорировать запросы журналистов в пользу определенных изданий. Не должно быть избирательности в предоставлении информации. В частности в рамках тренинга между Рахимовым и пресс-секретарем алматинской прокуратуры возникли дебаты относительно применения ст.201 УПК, запрещающей распространять информацию о ходе досудебного расследования. Этот вопрос будет более подробно обсужден в рамках практических занятий.

Второй день установочного тренинга перед слушателями выступила президент Казахстанского пресс-клуба Асель Караулова. Она рассказывала, как правильно размещать госзаказ, почему важно убедить руководителя говорить с журналистами, как готовиться к кризисным ситуациям и чего ни в коем случае нельзя делать.

— Я большой противник государственных заказов в нынешнем его варианте. Я не говорю, что его нужно полностью убирать. Но реформировать нужно. Этот процесс уже начался, но мы еще не можем сказать, что он идет полноценно. Поэтому нынешний вариант госзаказа, когда используется оплаченные и заказные публикации  характерен для не развитых рынков. Поэтому, в том числе, у нас есть проблемы с кризисными коммуникациями в госструктурах. Это следствие того, что сейчас не правильная форма госзаказа, — поделилась своей точкой зрения Караулова.

Еще один негативный фактор, влияющий на проблемы с нивелированием кризисов — существенное влияние российских СМИ.

— Почему это важно. Потому что в условиях любого кризиса, население начинает потреблять российский контент. Очень много фейков, не проверенной  информации, пропагандистской информации. А население, потребляя эту информацию, часто не может разобраться, где правда, а где фейк. И у нас есть информационный мусор, у нас сильная инфодемия. И, к сожалению, это в том числе, из-за высокого влияния российских СМИ. Несмотря на то, что на уровне государства этот вопрос поднимался не однократно, — сообщила коллегам Караулова. 

Кроме того Асель Караулова призывала пресс-службы планировать кризисы, и быть готовыми к ним до того, как они случились. Ведь тушить пожар всегда сложней. А пожар в Казахстане случается при каждой новой реформе или озвученной новой инициативе.

— Наши реформы освещаются по принципу тушения пожаров. Уже что-то произошло, вышел критический материал, началась какая-то заруба в соцсетях. И начинают структуры реагировать. Хотя если вы опытный коммуникационщик. Вы должны понимать, какой риск несет ваша инициатива, и иметь заранее заготовленный антикризисный план. Но как правило, все иначе. Пожар произошел и начинается тушение, прежде всего через платные материалы в СМИ, административный ресурс, что на мой взгляд совершенно не является правильным. Как это происходит: «разместите быстренько 4 хороших материала, о том, какие мы хорошие, а те, кто на нас нападает совершенно не правы» и так далее. Начинаются использование административного ресурса, звонки редакторам «уберите материалы». Или еще чего хуже, это использование платных блогеров и ботов, — рассказывала спикер.

Третий день тренинга «Работа пресс-служб во время кризиса» стал самым обсуждаемым. Основные темы обсуждения: что нужно знать о работе журналистов во время кризисов, как правильно информировать население во время ЧП и как пользоваться своим правом на ответ. Участники тренинга так увлеклись обсуждением и дискуссией, что практически не оставили времени на второй блок вопросов.

Во время вступительной речи юрист международной организации Internews-Казахстан Ольга Диденко отметила, быть на месте происшествия – профессиональная обязанность журналистов. И чем оно серьезней кризис, тем быстрей они окажутся на месте событий. А потому не нужно закрывать от них информацию и мешать работать. Информация все равно просочится в массы, вопрос только в том, кто этот поток информации будет контролировать.

— Как только они попали на место какого-либо происшествия, они будут снимать, комментировать, выходить в прямой эфир, постить, вести онлайн трансляцию. И, кажется, уже ничего этого запрещать нельзя. И если это не сделают журналисты, то этим наполняться все социальные сети, и ничего с этим не поделаешь. И в таких ситуациях, какие письменные запросы, только устные запросы, устные комментарии и ответы. И чем больше оперативной информации, чем более она качественная (хорошая картинка, развернутые комментарии и так далее), тем больше общество будет предпочитать брать информацию не их социальных сетей, а из медиа. СМИ явно проверят информацию, сбалансируют ее, дадут возможность высказаться всем сторонам конфликта, отследят события, если были жертвы – узнают, если были пострадавшие – съездят в больницу. Это все ежедневная работа журналиста, — отметила Ольга Диденко.

Всего на тренинг было зарегистрировано 189 участников. Среди них: 144 женщины, и 45 мужчин. Сертификаты по итогам прохождения обучения запросили 60 человек: 36 женщин и 24 мужчины.

Большинство участников были из прокуратуры, судебной системы, департаментов полиции, акиматов.