Депутат от Nur Otan предложил запретить писать о судебных процессах в СМИ и соцсетях

Депутат от Nur Otan предложил запретить писать о судебных процессах в СМИ и соцсетях

Фото с сайта ТК «Алматы»

Мажилисмен Нурлыбек Ожаев считает, что публикации в СМИ и соцсетях оказывают давление на судей. 

Депутат мажилиса от правящей партии Nur Otan Нурлыбек Ожаев предложил запретить писать журналистам и блогерам о судебных процессах до вступления решения суда в законную силу. Такую поправку хотят внести в законопроект с изменениями и дополнениями в Конституционный Закон РК «О судебной системе и статусе судей», который находится на обсуждении в нижней палате парламента. О том, что такая норма предлагается, стало известно от адвоката Гульнар Сулейменовой.

Что говорится в поправках?

Норма о запрете на публикации в проекте звучит так:

«Никто не вправе публиковать в социальных сетях и (или) средствах массовой информации информацию о делах, находящихся в производстве суда и не вступивших в законную силу. Лица, виновные в нарушении части первой настоящего пункта, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, установленную законами РК».

Почему предложили запретить писать судебные репортажи?

В пояснении сказано, что депутат от Nur Otan решил таким образом защитить судей от давления.

«Одна из сторон с целью заблаговременного формирования негативного общественного мнения против своего оппонента и оказания давления на суд публикует ложную информацию по делу. Поэтому необходимо предусмотреть норму, запрещающую освещать дела до оглашения решения суда», – сказано в законопроекте.

Нурлыбек Ожаев сообщил журналисту Orda.kz, что временно отозвал своё предложение о запрете публикаций с заседаний судов.

― В последнее время участились случаи, когда идёт давление на судей со всех сторон, особенно в соцсетях. Информационную повестку должны диктовать официальные журналисты, а не блогеры и активисты в соцсетях. Журналисты — грамотные люди, пишут материалы обоснованно. В проекте механизм написан жёстко, поэтому я снял своё предложение. Речь идёт не о журналистах, а о разных активистах, блогерах, которые возомнили себя журналистами. Я переделаю своё предложение и позже снова внесу, – пояснил депутат от правящей партии.

Мажилисмен подчеркнул, что поддерживает гласность судебных заседаний.

― Это прозрачность. Ход процесса освещать — это хорошо же: всем ясно, прозрачно, демократично. Я поддерживаю, – заключил он.

Что говорит Лига судебных журналистов Казахстана?

Председатель попечительского совета ОФ «Лига судебных журналистов Казахстана» Татьяна Ковалёва отметила, что предлагаемые поправки вводят цензуру в стране и уничтожают общественный контроль над правосудием.

― Предложение депутатов — это не только нарушение закона «О СМИ», политики гласности и прозрачности, которую проводит на сегодняшний день Верховный Суд, но и цензура. По сути, депутат диктует журналистам, что судебная тематика под запретом, что про то, как в стране проходят суды, писать нельзя, – сказала Татьяна Ковалёва.

Татьяна Ковалёва считает, что запрет вводят из-за того, что следственные органы в основном работают плохо и нарушения, допущенные следователями в ходе расследования, видны уже во время судебного процесса.

― Предполагаю, что кому-то очень не нравится, что репортажей из судов стало больше; что журналисты подробно описывают происходящее внутри судебных заседаний; что аргументы сторон становятся достоянием общественности. А это приводит к тому, что работа следователей, прокуроров, экспертов и других людей, вовлечённых в орбиту судопроизводства, становится понятной и видной всем людям. Часто всплывающие факты говорят о том, что следственно-оперативные группы нарушают права людей при задержании, прокуроры допускают в отношении задержанных процессуальные нарушения, что эксперты делают экспертизы, не имея на это права, и так далее. Ну кому это понравится? И потом, видимо, кто-то решил, что проще заставить СМИ молчать, чем сотрудники госорганов (вовлеченных в систему уголовного преследования) начнут честно работать, не нарушая права людей, – отметила она.

Представитель Лиги судебных журналистов Казахстана подчеркнула, что публикации в СМИ и соцсетях не могут давить на судей и об этом неоднократно говорили в Верховном Суде.

― Ещё непонятно, почему, обсуждая законы, имеющие отношения к СМИ, в рабочие группы не зовут профильные организации, полевых журналистов, редакторов независимых, да и зависимых СМИ? Почему без нас? Или это такой элемент открытого и слышащего государства, о котором так много говорит президент Токаев? – задалась вопросом Татьяна Ковалёва.

Что думает о новых поправках Казахстанский МедиаАльянс?

Председатель правления Казахстанского МедиаАльянса, депутат сената парламента Нурторе Жусип не был в курсе, что в мажилисе обсуждается норма о запрете публикаций с заседаний судов.

― Я не ознакомился, ничего не могу сказать. Нельзя запрещать журналистам. Но сначала я ознакомлюсь с текстом предложения, потом дам оценку, – сказал он в кулуарах сената журналисту Orda.kz.

Комментарий адвоката

Адвокат, кандидат юридических наук, академический профессор Гульнара Сулейменова считает, что предлагаемая депутатом от Nur Otan поправка – антиконституционная.

― Полагаю, что предлагаемая депутатами новелла носит не только дискриминационный и антиконституционный характер, но и устанавливается запрет на такую важнейшую специфическую форму общественного контроля над правосудием, что, отнюдь, не посягает на независимость суда и не означает вмешательства в его деятельность по осуществлению правосудия. О значимости этой формы контроля более, чем предостаточно написано и в научных трудах, и в международных документах. Повторяться не буду, – сказала Гульнара Сулейменова.

Гульнара Сулейменова обратила внимание на небрежность и непроработанность этого проекта.

― Например, знание законов и правил законодательной техники авторов (или автора) этой нормы (как, впрочем и ряда других новелл этого законопроекта) вызывает сомнения: неужели им не известно, что в законную силу вступают не дела, а судебные акты? Неужели им не известно, что согласно Закона РК «О средствах массовой информации» понятие «социальные сети» охватываются понятием «средства массовой информации»? Аналогичными недостатками страдают и ряд других норм этого проекта, а потому создаётся впечатление, что он готовился второпях, без должной проработки. Хотелось бы у авторов проекта также узнать, как тогда оценивать публикуемые в соцсетях пресс-релизы судов по конкретным делам, приговоры и решения по которым не вступили в законную силу? Как оценивать публикации органов уголовного преследования, содержащие сведения из материалов уголовного дела, по которым досудебное расследование не завершено?, – отметила она.

В мажилисе предложили запретить журналистам и блогерам писать о судебных процессах

Поправку частично отозвали, но инициатор не собирается полностью отказываться от этой идеи.

Что случилось. На обсуждении в мажилисе парламента РК находится проект с изменениями и дополнениями в конституционный закон РК о судебной системе и статусе судей. Одна из поправок предполагает запрет на освещение судебных процессов в СМИ.

О чём говорится в поправке. В закон предложили внести дополнение следующего содержания:

«Никто не вправе публиковать в социальных сетях и СМИ информацию о делах, находящихся в производстве суда и не вступивших в законную силу. Лица, виновные в нарушении части первой настоящего пункта, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, установленную законами Республики Казахстан».

Необходимость этой поправки её инициатор, депутат мажилиса Нурлыбек Ожаев объясняет тем, что в публикациях может содержаться недостоверная информация, которую одна из сторон распространяет с целью формирования негативного общественного мнения и оказания давления на суд.

На кого распространяются запреты, пока неясно. Поправку отозвали после обсуждения в рабочей группе, но, по словам Ожаева, она ещё вернётся в проект закона в другой формулировке.

«Я снял свое предложение. Сделаю переформулировку и буду вносить предложение на будущих заседаниях рабочей группы. Мы ещё обсуждаем, это не окончательно. Это не касается журналистов. К журналистам никаких претензий нет, они обеспечивают гласность, прозрачность судебного процесса, они грамотные, пишут с обоснованиями. У нас есть закон о СМИ, Конституция есть, всё это регулируется. Я имел ввиду, что сейчас любой гражданин может высказывать своё мнение в социальных сетях, обсуждать, каждый по-своему толкует, не являясь юристом и не разбираясь в судебных процессах. В социальных сетях могут писать авторитетные люди, а потом создаётся негатив в обществе.

Может ли журналист написать о судебном процессе в социальных сетях и как публикация может повлиять на решение независимого суда, депутат не уточнил.

Как журналисты узнали о поправке. Нигде публично эти дополнения не обсуждались. О поправках стало известно благодаря публикации адвоката Гульнары Сулейменовой, которая принимала участие в обсуждении. Самих журналистов и блогеров на обсуждение не приглашали и их мнения не спрашивали.

Почему это важно знать. Предложение депутата запретить публиковать материалы из зала суда – это не только нарушение закона о СМИ, политики гласности и прозрачности, к которой стремится Верховный суд, но и цензура.

«По сути депутат говорит журналистам, что судебная тематика под запретом и про то, как в стране проходят суды, писать нельзя. А почему? Предполагаю, что кому-то очень не нравится, что репортажей из судов стало больше, – считает председатель попечительского совета общественного фонда «Лига судебных журналистов Казахстан» Татьяна Ковалёва. – Не нравится, что журналисты подробно описывают происходящее внутри судебных заседаний, что аргументы сторон становятся достоянием общественности. А это приводит к тому, что работа следователей, прокуроров, экспертов и других людей, вовлечённых в орбиту судопроизводства, становится понятной и видной всем людям».

По её словам, всплывающие в суде факты часто говорят о том, что следственно-оперативные группы нарушают права людей при задержании, прокуроры допускают в отношении задержанных процессуальные нарушения, что эксперты делают экспертизы, не имея на это права.

«Ну кому это понравится? И потом, видимо, кто-то решил, что проще заставить СМИ молчать, чем сделать так, чтобы сотрудники госорганов в системе уголовного преследования начали честно работать, не нарушая прав людей», – заключила Татьяна Ковалёва.